English Español Français Deutsch Italiano Český Polski Русский Română Українська Português Eesti 中文

Современные знания о Боге, Эволюции, смысле жизни человека.
Методология духовного совершенствования.

 
Глава третья: Исцеление Родиона
 

Глава третья:
Исцеление Родиона

Вскоре Алексея приняли в общину по общему согласию всех.

Он теперь старался помогать — чем мог — каждому из своих новых обретённых братьев и сестёр.

Однажды сильно занедужил один живший в общине человек по имени Родион. Он пришёл в общину всего три года назад.

В прошлом он был старовером-«раскольником», сумел бежать от своих палачей. Его, умирающего в лесу от истощения и ран, нашли общинники, совершавшие обход окрестностей.

Тогда его спасли от смерти, но исцелили лишь частично. Родиону позволили остаться жить в общине, потому как идти ему было некуда. Но общинником он ещё так и не стал по-настоящему. А здоровье его было сильно подорвано и не восстанавливалось.

Алексей решил попытаться помочь ему.

Это была не первая его попытка лечения других людей.

Уже прежде, пока он проводил часть времени в своём скиту и бывал иногда среди людей, в деревне живущих, он пробовал применять те новые умения по целительству, которым к тому времени уже научила его Рада.

Хоть это был небольшой опыт, но он был успешным и вдохновлял Алексея.

Итак, Алексей решил попробовать помочь. Он видел в Родионе страдания и душевные, и телесные. Мимо такого — Алексей не мог проходить равнодушно!

В тот день Родиону было особенно плохо. Он сидел на камне у родника собираясь с силами, чтобы подняться.

Алексей донёс ему до дома воду… Зашёл внутрь, помог застонавшему Родиону лечь.

Спросил его: может ли ещё чем-нибудь быть полезен?

И столько печали и боли оказалось во взгляде Родиона, что Алексей сел рядом на краю постели и стал слушать полные горечи слова:

— Но чем мне помочь можно?… Видно, уж недолго мне на этом свете жить осталось! Тело после пыток тех исцелить уж не получится… Отмучаюсь скоро…

Не даёт мне Бог счастливой жизни в общине сей, хоть и мечтал, надеялся, что новую жизнь вместе с новой верой приму, Бога зрить и понимать научусь…

Может, грешен я в том, что прежнюю веру свою оставил?… Как думаешь?

Тебя вот сомнения не мучают, что, может быть, и ты ошибся, что зря отринул веру, в которой крещён был?

— Но не отрекался я от веры своей! Ведь веровал в Иисуса — и ныне верую! Да только теперь не просто верую, а вижу Его, слышу, великим Мудрости и Любви у Него учиться стараюсь! Советы, как жить, как поступать — у Него Самого спросить теперь иногда могу… Разве же это — отречение? Напротив, к вере прежней моей многие знания теперь добавились и веру мою укрепили! Понимание моё расширилось!

— И что, не бывает в тебе сомнений вовсе?

— Конечно, бывают… Только я не в вере своей сомневаюсь, а лишь в правильности своего понимания усомниться могу. Или — в том, правильно ли знания усвоил и применил… Такие сомнения — нужны, чтобы меньше ошибок совершать!

— А у меня вот — нет в душе покою! Иногда жену свою вспоминаю, деток погибших… Полина моя — веру мою старую сохранять решилась! Дети, что у нас родились, — «незаконнорожденными» оказались… И убийц их — по сию пору вспоминаю!... Да и «своих», которые меня — из страха за жизни свои и семей собственных — выдали на судилище «как подстрекателя к бунту», — тоже простить не могу!… А ведь про «бунт» — и мыслей даже не было!

Умом понимаю, что всех их простить следует… Простить, забыть!… А не получается!…

Может быть, лучше бы было мне тогда тоже смерть принять? Зачем ныне мне жизнь моя такая?!

— И часто ты мысли такие имеешь, Родион?

— Часто… Как мыслям таким не быть? Тут все в общине — здоровые да счастливые… А я — вроде как из милости здесь живу… Чужой я здесь! Хоть все тутошние меня с добротой приняли, помочь стараются…

— А не думал ли ты, что причина — в тебе самом?

— Так я о том тебе и сказываю…

— Да не так сказываешь, не верно ты мыслишь!…

Рада меня учила, как надо правильно мысли и эмоции направлять, когда тело своё или другого исцелить хочешь. Или — когда новую жизнь свою планируешь и выстраиваешь.

Пойми: ради своего приближения к Богу и служения Ему — стоит жить, коль Бог жизнь телу твоему пока продлевает!

Ты вот — можешь ли такое вообразить, чтобы Рада всю жизнь свою, каждый день, убийц отца своего ненавидела, каждый день о них вспоминала бы?

Отец её и ныне с ней рядом часто бывает, хоть и без тела. Ему в том — счастье! И ей — тоже! От любви, что меж ними, — всегда радость! А не печаль!

— … А я не умею видеть своих близких, только скорбеть о них могу… И Иисуса видеть не могу… И тело своё исцелить — не получается… Хоть и Рада твоя учила меня тому, и другие учили…

— Вот о том я тебе и пытаюсь сказать!

Ведь и я прежде, когда исцелить кого-то хотел, молитвы произносил, а в самой глубине души не верил, что такое свершится…

А Рада меня учила, что тело своё или исцеляемого нужно полностью здоровым увидеть и ощутить таким, насколько это получится. А потом надо силу себя-души и Силу Божию соединить, и в тело направить, чтобы выздоровление — реальностью стало!

При этом вера, знание, сила души и Промысел Божий — в единое должны соединиться! Только тогда и происходит преображение, исцеление! Если же в уме твоём мысли о невозможности сего остаются, о напрасности твоих стараний, — то встают они, словно стена каменная на пути. Как же ты тело исцелить хочешь, если сам часто мысли имеешь о том, что не может это получиться, что лучше бы тебе умереть? Ты ведь лишь на время короткое пытаешься иногда Светом целительным тело наполнять, чтобы от немощи и страданий себя избавить…

— А как иначе? Мне себя уж здоровым и не представить даже… Вон они тут все умеют исцелять, а меня до конца вылечить не смогли… Где уж мне самому?

— Хочешь, я попробую? Прямо сейчас!

— Ты моё тело, что покалечено пытками было, в одночасье от боли и немощи хочешь избавить? Вон даже старейшина Благослав не сумел, а ты — сумеешь?

— Бог Великой Силой наделяет человека, который служить Ему готов! Если примешь ныне без сомнений помощь Бога — здоров будешь! Если — на то будет Его Воля.

… От Алексея исходили ясная уверенность и некая особенная сияющая радость. Поэтому Родион — с удивлением и трепетом — согласился.

* * *

У Алексея — получилось!

В какой-то момент ему показалось, что не хватает сил, что ослабел Поток Божественной Мощи… Но Алексей вложил всю свою веру, всю свою любовь, словно сметая препятствия к исцелению…

Это было чудо и для самого Алексея, и для исцелённого…

… Алексей вышел из дома Родиона, пошатываясь от навалившейся внезапно усталости… Он с трудом дошёл до своей избы.

Рада, увидев его, встревожено спросила:

— У тебя всё хорошо? Что с тобой случилось?

… Алексей хотел ответить, что всё хорошо, но внезапно в глазах потемнело и он потерял сознание.

… Очнулся он в постели.

Рада сидела рядом и её ласковые пальцы касались лица Алексея.

— Ну как же тебя угораздило?!… Думаешь, что тут, в общине, все — такие равнодушные? Или что исцелять никто, кроме тебя, не умеет?

Молчи, лежи тихо! Вижу, что так ты не думал!…

У всякой болезни — причина есть. Для всякого исцеления — свой срок подойти должен…

Ты хоть понимаешь, что ты на себя, на своё тело, в одночасье принял всё то, что Родиону претерпеть для понимания и выздоровления полного следовало бы?

— Ты сама меня только теперь не лечи! Я — справлюсь… Раз сам виноват — стало быть, и отвечать мне…

От слов Алексея у Рады даже слёзы выступили…

Она обняла его, прижалась нежно, целуя…

— Не бойся за меня, милый мой, любимый мой! Прости, что отругала! Очень испугалась я за тебя!

Сейчас научу, как тебе нужно будет лечиться и помогу совсем чуть-чуть… А за меня ты не волнуйся: мне это никак не повредит!

Помнишь, как я тебе Атмическую Силу показывала, Которая воспринимается, словно в колодце глубоком, наполненном сияющей белизной? И показывала я тогда тебе, как Свет сей пробудить и впустить в тело можно.

Тогда я объясняла, как помогает Сила эта Атмическая в медитациях Слияния с Богом — ибо Она есть Запас, Который в человеке накапливается именно для освоения жизни в Божественном мире.

Эта Божественная Сила может быть использована и для исцеления: и для собственного исцеления, и для исцеления других. Вот — смотри: я сейчас чуть-чуть помогаю тебе пробудить Её и впустить в тело.

… Алексей видел душой всё происходящее и сознавал всё очень ясно.

Блаженное состояние растворённости в Прозрачности… Потом — сильным Потоком начал подниматься Свет Сияющий из того Хранилища особого…

Словно сквозь толщу прозрачного сияния — слышал Алексей голос Рады:

— Ты сейчас наполни этим текучим Светом каждый уголок в теле, включая и руки, и ноги. И обязательно всё в голове этим Потоком промой, чтобы сквозь тело — как сквозь пустую оболочку — сей Свет проливался бы, и за головой изливался.

Ты сейчас душой мыслишь, и поэтому понимание Божественное о многом к тебе приходить может. Ты — просто позволяй этому всему происходить…

Ощути, сколь Бог тебя любит! Позволь произойти полному растворению и слиянию всего, прежде отдельного от Бога в тебе-душе, — и Божественного Света…

Если, вдруг что-то нужно будет — то я тут рядом, ты позови…

* * *

На другой день Благослав зашёл проведать поправляющегося Алексея. Тот попробовал встать навстречу гостю.

Благослав остановил:

— Лежи пока! Силы тебе восстановить надо!…

— Да я уж здоров почти!… Рада вот — отварами целебными поит, да как с малым дитём возится!

— Вот и славно!

… Благослав невольно улыбнулся ласково, потом попробовал принять строгий вид, словно пытаясь спрятать улыбку в белоснежных усах и бороде. Но грозный вид у него в этот день не получался, хоть он и пришёл вроде как вразумлять Алексея, чтобы тот аккуратнее силы свои тратил при исцелении людей.

Благослава переполняла некая особенная трепетная нежность к этому человеку, который — по Воле Бога — так удивительно вошёл и в его жизнь, и в жизнь всей их общины.

После Благослав посмотрел на Алексея по особенному: не глазами тела, а ясновидением проверяя состояние энергий в теле:

— Да, хорошо уже всё, — подвёл он итог.

… Помолчав, он добавил:

— Напугал ты Раду!… Да и меня, надо сказать, удивил!

Пойми, ты, Алексей, что нельзя исцелять людей без спросу у Бога, без разбора их судеб! Ты же уже про это слышал не раз, понимал вроде, когда слушал! А сам — что учинил?!

То, что на себя боль возьмёшь, — это ещё полбеды… А вторая половинка — душе той повредить можно, если сделать это без необходимого преображения души!

Нельзя без благословения Божьего вмешиваться в судьбы людей! А уж коли берёшь на себя эту работу, то вместе с Богом, с пониманием и ответственностью большой её надо делать, а не в порыве желания помочь страдающему любой ценой!

Ведь ду́ши-то, что в телах живут, очень различаются! Одни ещё и мыслить, и понимать только начинают учиться, другие — и вовсе неразумные и даже самое простое знание им не посильно ещё, да и не нужно даже! И есть лишь немногие души, которые силу и мудрость уже накопили.

— Значит, не на пользу Родиону всё это было?

— Нет: на пользу! Ты и тело, и душу исцелить сумел! Во благо — всё вокруг тебя Бог обращает, чудеса преображающие творит через тебя! Вот сему я и дивлюсь ныне! Но только не думай, что и всегда впредь так будет, если мудрости в тебе не прибавится через события эти!

А с Родионом — всё хорошо! Он тут о тебе уж справлялся не раз: переживает, что из-за него ты болеешь!…

Да… Сила в тебе — уже не малая!… И помогает тебе Бог так, как не каждому доводилось испытать!

А болезни — ведь не зря даются человеку! Причём не всегда то — в наказание!

Вот и ты ныне про многое, я надеюсь, понял.

Часто люди, которые великими целителями становились, приходили к тому через болезни собственного тела, от которых спасения искали. А ещё иногда — именно через болезни — Бог объясняет человеку то, что ныне осознать ему до́лжно и возможно.

Иногда бывает, что для того, чтобы человеку помочь, нужно прошлые жизни души увидеть, понять: отчего так судьба складывается?

— Мне Рада рассказывала про то, что души много раз в телах воплощаются и не одну жизнь земную проживают. Только я пока совсем не умею такое видеть…

И почему же в Библии, в Евангелиях, про это не говорится? Отчего?

— В разных земных религиях обычно присутствует лишь частичное отражение Истины. В одних — о перерождении душ в новые тела упоминают, в других — о Божественном Сознании есть некоторые верные слова, но зато о другом важном не говорится. Обычно присутствует в конкретных религиях и то, что люди привнесли сами — в обрядах и верованиях из своего собственного понимания, а часто — и из корысти. Есть и то, что жрецы убрали из книг религиозных — по своему разумению: как непонятное или неполезное для установления культа.

— А почему люди не помнят, что жили на Земле и прежде? Ведь легче было бы покаяться, исцелиться — если знать, в чём был грешен прежде…

— Только взрослой и мудрой уже душе по силам такое понимание и покаяние!

Люди могут вспомнить свои прошлые жизни лишь тогда, когда становятся готовы к такого рода воспоминаниям. Когда что-либо из этой памяти необходимо душе — то Бог может показать фрагменты из тех земных жизней.

Но дети или молодые и слабые ещё души — не в силах вынести такое знание!

Представь, каким бы кошмаром стала жизнь для человека не особо сильного душой, который устремился к благому, но вспомнил бы вдруг, что в прошлой жизни совершал тяжкие преступления… Такое — не вынести ещё не окрепшей в добре душе! Такие воспоминания могут повредить рассудок! А Богом всё в Мироздании устроено мудро и во благо…

Трудности в судьбе какой-либо души часто являются расплатой за совершённое в прошлом зло. Они могут быть проявлены, например, в болезнях тела аж от момента рождения…

А память о больших достижениях в прошлых жизнях — тоже может оказаться не полезной для души, ибо она способна спровоцировать и гордость, и тщеславие.

Увидь также, что те качества, которые уже взрастил прежде в себе человек, — они всегда в нём!

Правда, есть ещё некое особенное хранилище всего самого ценного, что накапливает душа за многие жизни в телах. Этот сияющий Поток, Которым ты тело своё исцелил ныне, — и есть сберегаемое Богом для тебя во многих воплощениях Сокровище. Это — Сокровенное Божественно-Утончённое в человеке.* Эта Сила собиралась для тебя — как раз для того, чтобы ты смог ощутить себя как Одно с Божественным Изначальным Сознанием. Ты много раз испытывал это в прошлом на краткие мгновения — и так душа постепенно училась быть Божественной! Теперь же ты можешь всё это делать вполне осознанно! Настал срок!

… И далее Благослав рассказал Алексею многое о возможностях взаимодействия с этой Божественной Силой, чему можно научиться в дальнейшем. Ещё говорили они о том, как нужно спрашивать у Бога о причинах болезней и смотреть в прошлое каждой души, чтобы помогать разумно, мудро, эффективно.

* * *

Родион, в очередной раз пришёл узнать о здоровье Алексея и встретил выходящего из избы Благослава.

Родион произнёс смущённо и виновато:

— Как он? Не хотел я того… Он сам предложил…

— Не переживай, Родион! Тебя никто не винит!….

— Но как же так? Вот я — здоров, а Алексей…

— Ничего, поправится! Уже почти исцелился!

— Таких людей, как он, я прежде не видел… Не знал ведь даже, что бывают такие…

— И я, Родион, у Алексея учусь ныне… Ведь много думал, как помочь тебе, а придумать так и не смог! А он вот — раз! — и помог!… Я — не про телесное исцеление! Но он ведь тебя ныне к жизни настоящей вернул!

— Да… Понимаю сие… Мне, Благослав, до ваших мудрости да умений, быть может, и не дорасти вовсе никогда… Но только я знаю теперь, для чего жить хотел бы! Я таким, как Алексей, буду стараться стать! Тогда, может, и не зря он меня вылечил!

<<< >>>



PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
 
ГлавнаяКнигиСтатьиФильмыФотогалереяСкринсейверыЭнциклопедияАудиокнигиАудиолекцииЛинки