English Español Français Deutsch Italiano Český Polski Русский Română Українська Português Eesti 中文

Современные знания о Боге, Эволюции, смысле жизни человека.
Методология духовного совершенствования.

 
Глава четвёртая: Уход Велияра из общины
 

Глава четвёртая:
Уход Велияра из общины

Время шло. Рада подросла, повзрослела. Ведь уже четырнадцать вёсен прошло! Невестой скоро станет!

Превращалась она из девочки — в девушку прекрасную. Словно начал бутончик раскрывать лепестки нежные — так расцветала её красота!

А в общине, тем временем, не всё ладно стало. Нарастало недовольство некоторых общинников тем, как Благослав жизнью всех управляет.

И недовольство это раздувал тот самый Велияр, медитации которого и Рада тоже слушала иногда, пыталась рассуждения его осмыслить.

Он более всех выказывал недовольство руководством строгим Благослава. Был он человеком, силой большой обладающим: и душой велик, и тело сильное имел. Во многом он умелым был. К словам его люди часто прислушивались.

И хотелось Велияру, чтобы и старейшина мнение его всегда послушал, с его предложениями соглашался. Хотел он своё влияние в общине усилить.

Ведь преемником Благослава после гибели Радомира именно себя он видел.

Да только не получилось это у него! Выходило лишь соперничанье да борьба со старейшиной за влияние на людей в общине.

Стали всё чаще ситуации случаться, когда наперекор указаниям Благослава он мнения свои высказывал — только лишь из протеста. Он страстно хотел, чтобы за ним люди следовали, его умом восхищались. Подчинялся Благославу он с неохотой, гордыню свою не смирял уже даже хотя бы для вида. И всё чаще за спиной Благослава с людьми говорил он о том, что старейшина их — не прав: здесь не так решил, из-за того-то вред вышел, и вот тут Благослав тоже, как видно, ошибся… Стал он и вовсе злое и гадкое говорить: «Выжил, видать, из ума старик! И Бога уж понимать перестал»!

Благослав долго наблюдал сие и терпел, но настала пора принять решение.

Благослав пригласил Велияра в дом свой. Тот вошёл, поклонился слегка — не земным поклоном, а так чуть-чуть спину присогнул.

— Здравия тебе, Велияр! Садись к столу, угощайся! — приветствовал Благослав.

… Да только на столе не было ничего! Пусто! Даже скатерть не постелена…

— Насмехаться изволишь? Не подано же угощение!

— А ты — подай! Вон в печке кушанья, что Рада сготовила!…

— Так в твоём доме — мне ли уместно хозяйничать?!

— Да? В самом деле так думаешь? А в общине хозяйничать — тебе уместно? А народ за моей спиной к смуте настраивать — хорошо тебе?

— Так не твоя же только община! И моя она тоже!

— Община не твоя, не моя… Мы — для Бога тут вместе живём, а не порознь, кому как взбредёт. Так пусть за общиной и выбор будет! Когда изберут тебя всей общиной, тогда и я тебя слушаться стану… А пока — мне здесь за порядок отвечать! Не дело ты делаешь: людей мутишь!

— Да ведь в каждом из нас Бог глаголить может! Уместно, чтобы и меня слушали!

— Да, в каждом глаголить может…

— Отчего же ты меня слушать не хочешь? Отчего все тебя слушать вечно должны? Надоело под твоей властью жить!

— Вот ведь и позвал я тебя, чтоб выслушать, да чтоб и ты меня услыхал!

Оттого советы твои я не исполняю, что самость твоя мысли Божии искажает в угоду гордыне твоей неуёмной, почтения к себе требующей!

— Что ж, пусть община решит, кого слушать да слушаться! Собирай завтра всех! Я речь держать буду! Посмотрим: кому твои занудство да понуждение нужны, а кто — свободы хочет!

… Велияр вышел, не прощаясь, дверью хлопнул…

Рада не слышала сей разговор. Но не замечать происходящее она не могла.

Рада очень болезненно переживала такой разлад в общине. И с Велияром она сама поговорить решила:

— Зачем ты, Велияр, с дедушкой всё время противничаешь? Будто мы — не одна семья духовная, а люди, не ведающие о Боге вовсе?

Нас — и так мало в общине… Если все порознь жить станем — разве лучше будет?

— Тебе не понять, «внученька»! — с ехидцей ответил Велияр. Он посмотрел на Раду с насмешкой.

Воспринимал он её как маленькую и несмышлёную любимицу старейшины, хоть Рада уже и повзрослела, и научилась многому, и понимание глубокое во всём обретать старалась.

Велияр продолжал наставительным тоном:

— Дед твой людьми — словно деспот правит! Никого не слушает, никому окромя себя не доверяет!

— Так он же за всех в ответе, обо всех заботу имеет! — попыталась возразить Рада.

— А если — не такая забота людям нужна? Если по его указке жить все устали? И если бы и другие за всех в ответе были, что — хуже бы стало? Если я умно скажу, отчего меня не послушать, а?

— Ты вот речи верные часто говоришь, но за словами твоими — мысли недобрые! Да ведь, если мы сами дружно жить не будем, то потеряется всё то лучшее, ради чего мы жить стараемся вместе!

Да и как же с Богом сливаться душами, когда у нас даже и друг с другом согласие не выходит?

— Вот тоже выискалась! Будто бы умная! Слов красивых много ужо выучила! Ты порассуждай ещё про «знания, испокон веков хранимые»...

Давно уж порознь все жить в общине стали! Видимость одна, а не единство меж людьми!

— Да ты ж первый к тому призываешь!

— Потому и призываю, что надоело «под дудку» деда твоего плясать-приплясывать! Хватит! Ты его не боишься, потому как родня! Он тебя пожурит, да не выгонит! А остальные — из страха ему подчиняются, трепещут пред ним! А я — не боюсь! И со мной — все смелые из общины уйдут, если не изберут меня старейшиной ныне!

— Что ты такое задумал?!

— Сход общины завтра соберём — и узнаешь!

… На следующий день сам Велияр общинников стал созывать, чтобы речь держать, опасаясь, что Благослав сего не допустит.

Люди собрались, слушали Велияра: его призывы избрать его старейшиной, его обвинения Благославу… При всех — он это впервые открыто высказал. И всем его желание властвовать и руководить стало видно…

Благослав слушал тоже. Смотрел на лица людей. Ждал…

После вышел, поклоном земным поклонился людям:

— Много лет я здесь старейшина… Если не по нраву это ныне — то вам, люди, решать! Выходите, говорите думы свои!

… Выходили общинники по очереди. Многие о недовольстве своём говорили, о том, что не так всё складывается в общине, по их мнению… Спокойно говорили, рассудительно. Правда, всё как-то о земном лишь — речи их были…

Но Велияра никто не одобрил, избрать его старейшиной люди не захотели. Ему в глаза о гордыне его сказывали, о его желании не ради всех жить, а чтобы командовать да управлять всеми…

Велияр был очень удивлён, что никто не захотел его поддержать…

Он объявил:

— Уйду я вместе с женой из общины.

Если же кто со мной уйти захочет — то новой свободной общиной жить станем!

… На том, вроде бы, и разговоры закончились.

Но у Рады было ощущение, что самые главные слова так и не были сказаны.

Сам Благослав молчал, призадумался над обвинениями, в свой адрес услышанными, решал: был ли в чём не прав или лишь вздорные хотения людские выплеснулись наружу?…

Рада вышла перед людьми и попросила разрешения говорить.

На неё посмотрели с удивлением.

На таких сходах разрешалось выступать даже маленьким детям. Но на памяти общинников дети и подростки только слушали, никто из них не говорил речей.

Рада ощутила как колотится в груди сердце. Она сделала глубокий вдох — и медленно-медленно выдохнула воздух, как когда-то учил её Радомир, чтобы с волнением справиться.

Она начала говорить — и сама удивилась, как спокойно и ровно звучал её голос. Слова будто бы сами поднимались из Глубины.

— Волею своею мы тут все в общине вместе живём? Или приневолил нас кто-то к тому?

Хотим ли мы только жизни свои сберечь и пропитание телам достойное находить? Или мы о большем думы имеем, и Цели наши главные к иному приложены?

… Рада продолжала говорить. Звонко и чисто звучал её голос. Хрупкое девичье тело наполнилось необычайной силой, слова её проникали в души…

Когда она закончила недлинную речь свою о любви к Богу, о присутствии Его здесь в каждый миг жизни — то наступила тишина особенная.

После вышел к ней кузнец Микула.

Он был огромного роста, богатырского телосложения. И хоть уже за пятьдесят ему перевалило, силой он такой обладал, что никого сильнее его в общине не было, хоть и были среди общинников молодые да телами крепкие.

Поднял он Раду ручищами огромными, поцеловал, по головке погладил с лаской особой! … Это было — словно в детстве, когда Рада девочкой прибегала в кузницу смотреть на тайнственно-прекрасную работу Микулы…

— Да, выросла ты, умница наша!

Люди мои любимые! Други и подруги сердечные! Через слова Рады Бог нас вразумляет! Много лет мы как одна семья живём… И вот ныне — завязли мы в своих мирских делах и желаниях, в обидах пустых и претензиях друг к другу малозначимых — словно в болоте барахтаемся хлипком…

Вроде бы, все о Боге помним… Да как-то поугасло в нас стремление духовное, заботами о земном оно заслонилось!

Я и о себе тоже — говорю.

Хоть не вышел я сказать о своих претензиях к Благославу, но и у меня тоже обидка на него была. Просил я его плавить железо позволить: «Ведь вот под ногами прямо — руда лежит хорошая!». А он запретил, говорит: «Приметны станем!».

Вот об этой обиде я думал сегодня, а не о том, как нам жизнь в общине духовней сделать: не о том, как к Богу душой приблизиться, как Любовь Божию в каждом слове и деянии своих преумножать!

Когда люди вместе соединены духовными устремлениями, любовью к Богу — то мелкие личные разногласия исчезают, Любовь Божия помогает каждому человеку Божественное взращивать в себе и в мир проявлять — и в большом, и в малом! Забота тогда взаимная возрастает! И в любом деле красота и вдохновение проявляются!

Всё в наших жизнях — для Бога должно быть!

Единение в любви к Богу духовно устремлённых людей — создаёт то сообщество людское, которое порождает удивительное пространство жизни общинной! В такой совместной жизни легче продвигаться каждой душе! Это есть самые лучшие условия для свершений духовных, для роста душ, для совершенствования каждого из общинников!

Если же начинаются раздоры и споры, обиды, зависть, осуждение друг друга хоть и в малом — значит Бог перестал занимать главное место в нашей жизни!

Мы все здесь про Бога знаем! О ступенях Пути — все знания у нас есть! А ведь нет стремления к освоению большего! Словно побывали мы уже на вершине горы, узрели оттуда Солнце и затем обратно вниз в долину спустились. Повидали Солнце — стало быть, уже познали, что надо было…

А неправильно ведь это! Только лишь ставший Источником Любви Божественной, только лишь в себе Солнце Бога возжигающий — становится Сыном или Дочерью Бога!

И вот, взглянем: как далеко нам всем до этого!

Есть здесь над чем подумать нам, люди мои любимые!

А старейшины нам лучше Благослава — нет!

… Сказал он так и поклонился отдельно Раде, отдельно Благославу, а после и всем общинникам.

Благослав вышел, просил прощения у всех, кого обидел, не желая того. Благодарил и за слова ныне произнесённые.

На том сход был закончен. Общинники начали расходиться по своим избам с думами непростыми.

О Велияре словно вовсе позабыли.

Он, злой и раздосадованный этим, тоже ушёл…

<<< >>>
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
 
ГлавнаяКнигиСтатьиФильмыФотогалереяСкринсейверыЭнциклопедияАудиокнигиАудиолекцииЛинки