English Español Français Deutsch Italiano Český Polski Русский Română Українська Português Eesti 中文

Современные знания о Боге, Эволюции, смысле жизни человека.
Методология духовного совершенствования.

 
Часть вторая Рада
 

Часть вторая
Рада

Глава первая:
Детство Рады

Радомир обнял свою маленькую дочку, поцеловал, погладил светло-русые волосы и посадил на своего коня. Рада смотрела на отца недоуменно.

«Как же ты повзрослела! Красавицей вырастешь!» — думал Радомир. Но сказал спокойным голосом совсем иное:

— Поспеши к дедушке! Скажи, что Я прошу всем уходить! Быстро уходить! Он знает, что надо делать!

— А ты?

— Скачи, дочка! Скачи — быстро-быстро! Скачи!

… Радомир свистнул коню особым образом — и конь помчался.

Рада ещё раз обернулась и увидела, что её отец уверенно и медленно отправился туда, где были слышны крики.

Он шёл, а над Ним был огромный купол Божественного Света-Огня, Который словно защищал от беды и Раду, и всех людей общины…

Он шёл туда, где смерть ждала Его тело. Он знал это, а маленькая Рада ещё не знала, но ощущала, что вокруг всё — вдруг — стало совсем не так, как должно быть в мире любви и гармонии, света и радости, в котором она жила и росла до сего дня…

Таким она и запомнила отца: спокойный, сильный и соединённый с Божественным Огнём, с Силой Бога — Он шёл на смерть, чтобы не погибли в страшных мучениях под пытками Его начинающие ученики и чтоб успели уйти от надвинувшейся опасности все люди их общины.

Уже потом, когда Рада стала старше, она узнала подробности. Радомир пришёл Сам в то поселение, куда уже вошёл вооружённый отряд во главе с воеводой и архиереем, посланный «разобраться»: кто это «ереси» проповедует, народ «мутит»…

Они угрожали пытками — чтобы люди выдали того, кто учил их. Радомир же пришёл к палачам Сам — чтобы никто не погиб, не пострадал и чтобы его община успела уйти из этих мест, никем не замеченная, не выслеженная. Сделал Он это — ценой собственной жизни.

Дед Рады Благослав, старейшина общины, тогда сумел в считанные часы собрать всех людей и увести от гибели, укрывшись в труднопроходимых лесах бескрайней земли русской. Они ушли очень далеко от тех мест, где Рада родилась и выросла.

Раде тогда было всего восемь лет.

* * *

Рада, сколько она себя помнила, всегда ощущала отца самым главным человеком в своей детской жизни. Мать Рады умерла вскоре после того, как Рада родилась. Радомир — со всей Своей заботой и любовью — стал Раде сразу и ласковой матерью и заботливым, мудрым и сильным отцом.

Он постепенно открывал Раде для познания весь мир со всей его гармонией и красотой. Всегда рядом, готовые поддержать в любой момент — были Его руки — такие сильные, нежные, надёжные!

Радомир Сам учил дочку всему с младенчества: ходить, говорить, думать, смотреть на мир глазами души, искать само́й ответы на те вопросы, которые у неё возникали. Он научил Раду быть отважной и ловкой, как учил бы сына, которого Ему не успела родить Его любимая жена. Он учил Раду и тому, чему обычно учат девочек матери. А Рада — любила заботиться о своём отце, стараясь изо всех сил быть умелой и расторопной хозяйкой в их доме.

Радомир был единственным сыном главы общины старейшины Благослава.

Община их была особенной. Жили они так, как на Руси ещё до пришествия православия во многих рода́х и общинах было заведено. Традиции и знания с древних времён старались хранить люди их общины уже много столетий — из поколения в поколение.

Но не просто было так жить. Общин таких уж и не осталось больше, а если и были где-то, то не ведали про это Благослав и его общинники. А за верования, которые именовали ныне «языческими», могли общину изгонять с мест поселения, а то и хуже — карать пытками и смертью как «еретиков». Поэтому жили они в лесах глухих и безлюдных. И всегда сторожили покой семей сильные ратники. Наблюдали они за окрестностями с высоких деревьев или на конях объезжали округу. В случае «нежданных гостей» готовы были они отвести их от поселения или успеть предупредить всех об опасности.

Радомир иногда брал Раду с собой в такие сторожевые дежурства. Рада особо любила такие их «важные дни».

К тому времени она уже научилась и на коне верхом скакать, и ходить или сидеть в укрытии так тихо, что никто не заметит.

Научил Радомир дочку и примечать всё, что может узнать человек от леса: и следы зверей и птиц, и голоса их, и приметы разные в поведении лесных жителей. Учил Радомир и тому, как обитателей леса не тревожить, доверие их заполучить. И — как по их поведению многое о происходящем вокруг узнавать.

А когда они смотрели вдаль с высоких холмов или оставались ночевать на специальных площадках на вершинах огромных деревьев, с которых видно было на многие вёрсты, то казалось Раде, что вся Земля открывает ей свои просторы бескрайние, свои тайны волшебные.

Особенно Рада любила одну из таких сосен. С её вершины все окружающие деревья казались подобными зелёным волнам, а дальше — открывались заливные луга и пойма реки с причудливым узором русла.

* * *

Однажды они с отцом остались на этой вершине сосны на всю летнюю ночь. Погода была ясная, почти безветренная. Звёзды сияли, казалось, особенно ярко. Невероятно красиво освещала взошедшая луна вершины деревьев. В лунном сиянии волшебно серебрилась туманом река.

Радомир расстелил на деревянном сторожевом помосте на вершине сосны свой плащ и укутал им Раду от ночной прохлады:

— Поспи, дочка! Утром разбужу тебя раненько, солнышко встречать будем!

… Но Рада не могла заснуть. Она лежала на спине и любовалась на звёздное сияние. Её переполняли восторг и благоговение. Тихонько она взяла Радомира за руку:

— Папа, а кто всё это сотворил — всю эту красоту?

— Бог!

— А как?

— Своей Любовью и Силой! Во всё существующее — Он вложил Частички Себя, Своих Живых Энергий. В разной мере уплотняя Их, Он создал всё.

Он всё это вначале придумал, а потом дал словно бы толчок к тому, чтобы всё здесь явилось, жило, развивалось и совершенствовалось по Его Замыслу! Во всём, сотворённом Им, есть Частички Его Любви и Бесконечной Силы!

— Какой же Он — большой и сильный, если такое смог!

— Бог так — много раз создавал миры прекрасные! И потом — из каждого такого мира — в Него, Отца-Создателя, возвращались Великие Души, которые выросли до Своего Величия в тех мирах. Они вливались в Него, как вот эта река вливается в море. Река и море — на просторах морских — становятся одно.

… Рада вспомнила, как они однажды ездили с отцом смотреть на море. Были там Северное море — и спокойная река, которая становилась в этом месте одно с морем… Тогда Рада совсем не думала про то, как сливаются воды реки и моря. Она лишь любовалась великолепием простора, чайками парящими…

А сейчас отец помог ей вспомнить то, что запечатлелось душой тогда — как величественная красота — сильно и ярко.

Радомир продолжил:

— Вот так же, как река становится морем, так все Великие Души становятся Одно с Богом-Создателем. Мы Их можем называть Богами. После соединения с Создателем — Они могут творить Общей Силой, создавая миры прекрасные и осуществляя другие дела Божественные — большие и не очень большие.

И каждый человек может постараться стать таким Представителем Бога, Который виден подобно огромному Божественному Солнцу.

— И Ты станешь?

— Постараюсь!

— И я тоже?

— Если захочешь. Человеку даровано Богом право выбирать, как ему и для чего жить.

Я тебе говорил уже, что в каждом существе есть Частичка Энергий Божественных. Эту Частичку и может вырастить в себе человек до Огромности. И может такой человек начать учиться всему тому, что умеет Бог.

— А где во мне Частичка Бога?

— Вот здесь, в сердечке духовном, там — где любовь рождается. Ты можешь себя в нём для начала научиться ощущать. Это — центр особый, где человек может видеть и слышать Бога, ощущать Его Любовь.

— Да, я помню, как Ты объяснял про это. Вот и сейчас — та́к много такой Любви: и во мне и везде-везде вокруг!

— Самая великая Сила во вселенной — это Сила Любви! Этой Силой — всё созидается.

— А как?

— Ну — вроде так же, как и ты дела совершаешь. Вот — ты сама задумала дело какое-нибудь, а потом любовь и силу души и тела в то, чтобы осуществить это дело, вкладываешь. Так же — и Бог. И выходит, что ты уже можешь у Бога всему начинать учиться. Только Бог знает и умеет — намного больше нас!

… Радомир такими простыми словами всё объяснял и состоянием Себя-Души помогал Раде начать понимать и познавать Тайны Мироздания.

… А утром они встречали рассвет. Над простором, залитым утренним туманом, который был нежным и золотисто-розовым, бескрайним, как море, — восходило солнце! То было Величие Красоты и Тишины!

… Всё это, вместе с памятью о словах отца о Божественном Солнце, было столь значимо для Рады!

А Радомир — в той Тишине — произнёс тогда ещё всего несколько слов о том, что в сердце духовном человека — вот так же прекрасно — может сиять любовь — подобно восходящему солнцу, которое ласкает всё живое своими лучами.

* * *

Так росла и училась Рада.

Многое ещё рассказывал Радомир дочке о Боге-Творце, о живой Земле-Матушке — доме для всех на ней живущих детей Божиих! Все эти знания вплетались в саму жизнь Рады — и не казались ей чем-то… странным и необычным.

О своих «взрослых» делах, на которые Радомир порой отлучался надолго, он тогда не рассказывал маленькой Раде.

А дело, задуманное Им, осуществлялось не просто. Обучал он людей других селений — Знаниям о Боге, которые постепенно утрачивались на Земле на фоне жестоких религиозных репрессий…

Некоторые из тех учеников Радомира со временем становились общинниками в их духовном сообществе, которое было скреплено жизнью по Законам Божественным.

В то время, о котором идёт речь, невдалеке от их общины остановились лагерем бежавшие от расправы староверы. Они остались без старейшины-духовника, который их предал. Сами же они не приняли «новую веру», хотели сохранить верность Богу, как они её сами понимали. Они решили укрыться в лесу, но о том, как жить духовно дальше, — не знали.

Старейшина Благослав принять сразу тех людей в свою общину не хотел, но позволил сыну помогать им и учить их.

— Если выучишь достойно — тогда посмотрим, какую судьбу им Бог уготовил.

… Да только всё закончилось не так, как задумывалось. Учеников только из своей общины удалось спасти Радомиру, хотя и их научить многому Он не успел. А сама община — лишилась обжитого места, и теперь они шли на восток дальше и дальше от поселений любых, от городов и сёл…

Шли — уже без Радомира…

* * *

Тяжёлым был путь. Взяли лишь самое необходимое…

Никаких телег. Лошади шли в поводу, нагруженные, насколько было возможно. Пробирались по чащобам.

Старейшина Благослав не показывал, как было ему тяжело. Вёл людей он твёрдо, своей силой и волей направляя и само продвижение, и всю жизнь пустившейся в скитания общины.

На его памяти это было уже не в первый раз… Но так трудно, как теперь, ещё не было никогда…

Он не долго колебался, совершая выбор между тем, чтобы увести людей — или попыткой, собрав всех мужчин общины, попытаться спасти своего единственного сына… Но тот сделанный выбор создал в душе болящую незаживающую рану… Он ясно понимал, что не смогли бы они противостоять войску — и погибли бы тогда все. Он принял единственное правильное решение… И вот они теперь шли, шли, шли…

… Рада спросила деда об отце:

— А папа — скоро нас догонит?

… Дед обнял её, посмотрел в глаза, сказал тихо:

— Ты уже взрослая стала, Радонька моя! Ты должна понимать: не догонит нас твой папа! Он уже прежде нас оказался там, где души без тел живут, где мама твоя живёт. Там — теперь и Он… Одни мы с тобой из всей семьи нашей на этом свете остались, внученька!

… Так вот и закончилось для Рады беззаботное детство…

<<< >>>
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
 
ГлавнаяКнигиСтатьиФильмыФотогалереяСкринсейверыЭнциклопедияАудиокнигиАудиолекцииЛинки