English Español Français Deutsch Italiano Český Polski Русский Română Українська Português Eesti 中文

Современные знания о Боге, Эволюции, смысле жизни человека.
Методология духовного совершенствования.

 
Глава восьмая: Исцеление мальчика
 

Глава восьмая:
Исцеление мальчика

Однажды заболел тяжко мальчик Тимофей — старший сын той женщины Ефимии, которую старец Николай окрестил когда-то.

Ребёнок был в беспамятстве. Тело полыхало от жара, который не спадал уже не первые сутки.

Дочь Ефимии Дуняша, подсобляла по дому, заботилась обо всём, а сама Ефимия — словно сломалась… Она смирилась со смертью сына и лишь винила себя во грехах и причитала тихонько, стоя на коленях перед иконкой.

Алексей же решительно боролся за жизнь ребёнка…

Он принёс мёд, велел заваривать травы, которые ещё старец Николай сушил и учил готовить от разных хворей.

Сам Алексей молился неустанно и пытался через руки пропустить Тот Свет Божий, что ощущал в сердце духовном…

Иногда ему казалось, что только его руки ещё удерживают жизнь в теле ребёнка… Но чудесное исцеление по молитве не происходило…

Алексей видел Свет Божественный и ощущал Присутствие Божие как никогда ясно! Все силы свои он пытался вложить в молитвы… Но мальчик продолжал бредить… Он то хрипел и задыхался от кашля, то слабо стонал, то впадал в ещё более глубокое беспамятство, и, казалось, что вот сейчас и расстанется душа с измученным болезнью телом…

Жизнь мальчика словно держалась ещё теми усилиями, которые Алексей прикладывал, но всё время было ощущение, что ещё чуть-чуть — и она оборвётся…

Алексей продолжал молиться — горячо, из последних сил. Он уже почти не надеялся на чудо, но упорно продолжал:

«Иисусе! Что я делаю не так? Вот — я вижу Свет Твой и знаю, что Ты Вездесущ и Всесилен, Заботлив и Милостив! Отчего не исцелишь ты мальчика? Если причина того — гордыня моя, что восхотел я сравняться с апостолами Твоими в умениях великих — то меня за то покарай, а не дитя! За моё несовершенство — не наказывай его! Или слаба вера моя? Но ведь не виновен ребёнок болящий — в несовершенствах моих! Отчего не позволяешь Силе Твоей исцелить его? Ведь Всемогущество Твоё не знает границ!»

Алексей укорял себя, когда отвлекался от стандартной молитвы — на вольное обращение к Иисусу. Потом вновь и вновь молился, потом пробовал устремлять свои дерзновенные воззвания к Отцу Небесному, пробовал вспоминать всех Святых, по молитвам которых, как сказывают, происходили чудесные исцеления… Присутствие Божие было таким сильным и ярким!… Оно словно нарастало, приближалось!… Но чуда не происходило…

Внезапно в дверь постучали.

Отворила, даже не спросив «Кто?», Дуня, сестра болящего мальчика.

На пороге стояла удивительной красоты молодая женщина.

Алексею показалось, что Сияющий Свет исходил от незнакомки. Или — это просто сквозь дверной проём в духоту избы ворвался свежий морозный воздух и солнечное сияние засверкало вокруг вошедшей?…

Незнакомка поклонилась хозяевам земным поклоном, коснувшись кончиками пальцев пола.

Алексею показалось, что она напряглась на мгновенье, разглядывая его монашеские одежды…

Потом сказала спокойно мягким грудным голосом:

— Меня зовут Рада, я — знахарка. Вылечу я мальчика.

… Алексей, шатаясь от усталости, поднялся с колен, уступая место у ложа больного.

Рада подошла. Сняла одежду уличную и осталась в рубахе светлой до пола, с красной вышивкой по вороту и по рукавам; одеяние было перехвачено на тонкой талии кушачком тканым. Густые русые волосы её были заплетены в косу ниже пояса. Глаза — серо-голубые спокойные и ласковые. Лишь на мгновенье Алексей встретился с ней взглядом, а запомнил до мельчайших деталей прекрасный облик.

Рада подошла к больному, наложила руки на грудь и на голову ребёнка. Несколько минут стояла так, тело её будто замерло.

Алексей увидел Свет Божественный — яркое Сияние Бело-золотистого Света заполнило всё. Этот Свет струился сквозь тело Рады и наполнял тело больного мальчика.

Алексей вышел в сени и опустился на лавку… Свет нематериальный был везде вокруг и не прекращал сиять. Алексей словно провалился в этот Свет. Всё исчезло из его восприятия в Покое и Блаженстве Света… Он знал, что всё теперь будет хорошо…

Алексей проснулся оттого, что его за рукав трясла Дуняша:

— Тишка поправился! Совсем-совсем здоровый! Глянь, глянь! Бог помог! Ты лечил, потом Рада вылечила совсем! Мамка не плачет больше! Ты только глянь!

… На постели сидел улыбающийся Тишка. Ефимия хотела кормить его супом с ложки, но он сам стал есть… Женщина утирала слёзы счастья.

— А где же знахарка, где Рада? — спросил Алексей.

— Ушла ещё ввечеру. Как жар у Тишеньки спал — так и ушла… Сказала, что вылечила. Мы боялись, что утром худо снова может быть, а он, вона, здоровый совсем! Она так и сказывала, что здоров будет! Чудо Господне сотворилось!

Мать мальчика Ефимия перекрестилась и истово зашептала молитвы.

Алексей сам тоже опустился на колени перед иконой и благодарил Бога за явленное чудо.

* * *

Потом он медленно шёл к скиту и всё думал о той, которую звали Радой, о той, которая с лёгкостью совершила исцеление умирающего ребёнка подобно Иисусу и Его апостолам:

«Значит, это — возможно! Кто она? Откуда? Кто научил её сему? Можно ли сему научиться?»


[Продолжение следует]

<<< >>>
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
PDF
 
ГлавнаяКнигиСтатьиФильмыФотогалереяСкринсейверыЭнциклопедияАудиокнигиАудиолекцииЛинки